Obrezan dlya lichnoy stranitsy
ОБРЕЗАН ГРИГОРИЙ СЕМЁНОВИЧ
 
(_._.1905 г. - _._. 1942 г.)

Обрезан Григорий Семёнович родился в 1905 году в д. Николо-Гавриловка Усть-Таркского района Новосибирской области. 4 августа 1941 года призван в ряды РККА Усть-Таркским РВК Новосибирской области. Дома остались жена Ульяна и трое детей, о появлении младшего сына Николая Григорий Семёнович Обрезан так и не узнал, не позволила война…

Воевал на Волховском фронте в 366 стрелковой дивизии. С сентября 1942 года считался пропавшим без вести. Многие годы родные ничего на знали о судьбе Г.С. Обрезана. В мае 1998 года, в ходе поисковых работ, проводимых членами поисковой экспедиции «Долина» памяти Н.И. Орлова Новгородской области, на берегу реки Волхов, в районе деревни Лезно Чудовского района Новгородской области были найдены останки воина РККА, вместе с которыми был обнаружен медальон. Благодаря ему поисковики выяснили, что солдата звали Обрезан Григорий Семёнович, 1905 года рождения. Здесь же был указан адрес семьи: Новосибирская область, Усть-Тарский район, Еланский с/с.

Предположительно, Обрезан Григорий Семёнович погиб в начале 1942 года в ходе Любанской наступательной операции Вооруженных сил СССР по освобождению Ленинграда. Бои на участке деревень Кириши-Лезно Ленинградской области шли ожесточенные. Безвозвратные потери Волховского фронта 1-го и 2-го формирований в Любанской наступательной операции составили 95064 человека…

В мае 1998 года останки Обрезана Григория Семёновича вместе с останками остальных безымянных защитников Ленинграда были захоронены в братской могиле в деревне Лезно Чудовского района Новгородской области.

К сожалению, не сохранилось ни одного письма Г.С. Обрезана с фронта, нет информации о наградах погибшего.

 

 

А.Обрезан

А еще через два дня мы едем в Чудово. И вот почему.

 

Это известие – гром средь ясного неба для всех Обрезанов: Григорий Семенович числился «пропавшим без вести», и до 1956 года служащие НКВД регулярно наведывались в семью: не нашелся ли «пропавший». А он вон где оказался. Не там искали, товарищи!..
В Чудово нас встречает начальник поискового отряда Елена Марцынюк и зам. главы администрации г. Чудово Светлана Валерьевна. Они ведут нас в музей. Встречи, интервью, осмотр экспонатов. Затем – поездка в Лезно. Это около 150 км к северу от центра. Едем-едем, наконец, поворот вправо с надписью.
А в 42 г. на этом месте стоял столб с надписью на немецком языке: «Здесь начинается ад». В музее нам подарили книгу «Долина нашей памяти» (Великий Новгород – 2005).
Находим в ней:
« Лезнинский плацдарм.
... Поисковики – народ не суеверный и далеко не сентиментальный. Однако очень часто есть повод задуматься. На севере области, на берегу Волхова, в 1942 году в районе деревни Лезно шли ожесточенные бои на занятом Волховским фронтом плацдарме.
Когда более 10 лет назад, в 1997 г., мы начали там поисковые работы, более неприветливого и зловещего места сложно было себе представить. Болотистый берег, чахлые кусты, низкие свинцовые тучи, постоянный, почти непрекращающийся мелкий моросящий дождь. Ни птиц, ни цветов по всей округе. Многие из ребят – поисковиков по ночам слышали шаги, видели тени проходящих мимо лагеря солдат в одежде тех лет. С плацдарма вынесли и захоронили с воинскими почестями более двух с половиной тысяч солдат и офицеров – более двух полков. И лес ожил: появились цветы, птицы начали прилетать и вить гнезда, стали расти большие крепкие деревья...».
Скажете, мистика? А наше пробуждение на мосту р. Волхов? А 47-й километр, заставивший нас его увидеть (и до него были остановки, но мы не реагировали на них)? Кто знает, что это, но факт...
Читаем далее:
«Жестокие тиски голода сжимали Ленинград. Войска Волховского фронта во взаимодействии с Ленинградским и Северо-Западным предприняли в январе 1942 года первую попытку деблокировать город... На участке Кириши – Лезно действовала 4-я армия. Сначала удалось нашим войскам взять д. Мясной Бор... Противник активизировал свои действия и перерезал путь, связывавший с Большой землей коридор Мясного Бора. (Мясной Бор вошел в историю обороны Ленинграда под названием Долина Смерти. Примеч. автора). Развязка стремительно приближалась. Героическая стойкость, терпение, выносливость советских солдат... и просчеты высшего командования трагически переплелись и сказались на судьбе армии...
Несмотря на принятые для отвода частей меры, мало кому удалось прорваться через Долину смерти…
Потери боевые, а также от голода, холода и болезней были ужасающими. Достаточно сказать, что в 6 сибирских дивизиях правого фланга 59-й армии на 1 января 1942 года было по 10 тысяч человек, а на 1 февраля – по 1-2-3 тысячи. Потери фронта за январь составили 73028 человек. Безвозвратные потери Волховского фронта 1-го и 2-го формирований в Любаньской наступательной операции составили 95064 человека, и в операции по выводу из окружения 2-й Ударной, на Лезнинском плацдарме еще 54774 человека. Итого – 149838 человек...»
Вот где надо было искать НКВДшникам «пропавших без вести».
И вот он, «Лезнинский плацдарм» - 2007 г.! Неприютное место! Тоскливый вид у пристанища десятков, сотен тысяч «пропавших без вести» - достаточная площадь. Поделена на 12 квадратов по годам захоронений.
Пусто. «На братских могилах не ставят крестов...». И ничего не поставлено на Лезнинском захоронении. И «пропавшие без вести» так и остались безымянными. Судите сами.
Нам повезло: у Обрезана Г.С. оказался медальон, он найден в плачевном состоянии, по словам нашедшего его Олега Юзефовича Богдановича, но прочесть его смогли и теперь вручили нам.
Есть и фотография церемонии захоронения безымянных защитников Ленинграда. Но в каком месте этой скорбной долины покоятся кости нашего отца? Елена Марцынюк ведет нас в 12-й квадрат, в конец «усыпальницы героев» – захоронения мая 1998 года. Там лежит одна простреленная каска, окрашенная в синий цвет. К ней мы и прикрепляем портрет отца.
Земелька из палисадника его усадьбы в д. Николо-Гавриловка Усть-Таркского района, цветы, фронтовые сто граммов.
– Ну здравствуй, дедушка моложе меня на 9 лет! Я дочь твоего сына Николая, которого ты не знаешь и не подозреваешь, что он у тебя был. Он родился через девять месяцев после четырехдневной встречи с тобой нашей любимой бабушки Ульяны, встречи между «курсом молодого бойца» и твоей отправкой на фронт, и через три месяца после твоей гибели в аду Лезнинского плацдарма. На эту встречу женщины приехали «на быках и коровах» за 90 километров от станции Татарская, места погружения в эшелон очередной партии защитников Отечества... Посмотри, вот они, твои сын и внук.
Красавцы, как и ты, на тебя похожие. Сын твой чудом выжил в голодные сороковые, когда в доме не было даже картошки (почему-то война и неурожай всегда совпадают по времени). Увидев на полке луковицу, он просил: «Мама, дай люльдю!» И со слезами от горечи ел эту луковицу. Выжил, вырос, стал интересным, красивым, умным человеком. Увы, известие о том, что найдены твои останки, жуткий стресс стали началом его неизлечимой болезни, которая и привела к смерти его в декабре 1999 года.
Ему всю жизнь не хватало тебя: «военной безотцовщине» всегда было трудно, да еще эта «бумага» об «исчезновении твоем без вести», визиты агентов НКВД, сеявшие в душе зерна сомнения: а вдруг...
И только в декабре 98-го эти сомнения рассеялись: «Я теперь чувствую себя другим человеком: я не сын дезертира!» - говорил он со слезами, которых не стыдился и не прятал...
Твои четверо детей и все внуки, дед, не посрамили твою фамилию, все стали уважаемыми людьми. К сожалению, дети рано ушли из жизни, осталась одна дочь Онисья. И одиннадцать внуков твоих живут и честно трудятся на благо отечества, которое ты защищал на Лезнинском «пятачке» Волховского фронта...
Мы уходим «с могил». И снова вдруг налетает жуткий порыв ветра, начинает крутить, хлестко бьют по лицу капли мелкоморосящего дождя – прямо вихрь какой-то начинается.
– Неуспокоенные безымянные души мечутся, жалуются, обиду
высказывают живым, - снова говорит Юля, младшая внучка. Мы оборачиваемся у входа, кланяемся месту и просим, как и поисковики:
– Простите нас, мужики!..
Едва отъезжаем от Лезно, как стихают порывы ветра, природа приходит в нормальное состояние, а после поминального обеда «по всем павшим» в местном ресторане природа одаривает нас ясным небом, ярким солнцем, теплом и каким-то торжественным умиротворением. И на душе у всех так легко, светло и тихо! В этом состоянии души мы бродим в окрестностях Чудовского вокзала в ожидании поезда в Петербург, представляем, «как все это было»...
Мы снова и снова перечитываем страницы книги «Долина нашей памяти».
«Если ты не только читаешь, смотришь или слушаешь о Великой Отечественной войне, а еще и много лет видишь поля боев, окопы, траншеи, блиндажи и тысячами бренные останки тех, кто завоевал Победу, то перед глазами встают разные сцены важнейшего события нашей истории «Массовый героизм на фронте и в тылу...».
Но вот потом, спустя десятилетия, начался период лжи. «Никто не забыт, ничто не забыто», – слова поэтессы Ольги Берггольц стали официальным лозунгом. «И все брошено», – эту фразу очень часто в то время произносили те, кто видел, как лежали незахороненными защитники Отечества в сотнях, десятках метров от монументов, гремящих оркестров, помпезных речей в очередную дату календаря, те, кто воочию видел этих брошенных солдат...
... До сих пор кажется, что лес у Мясного бора полон пальбы и криков – хотя поют птицы...
К сожалению, и сегодня мы еще очень далеки от осознания того, что история нам мстит за брошенных на полях боев, мы так и не начали на государственном уровне возвращать эти долги.
Между тем они, лежащие в окопах, блиндажах, воронках, просто под слоем травы и листьев на полях войны, до сих пор в бою, в бою за наши души. Когда-то они шли на фронт и им говорили: «Родина вас не забудет». Получается, что сегодня мы все вместе и есть та самая Родина.

 

 

Выражаем благодарность внуку Обрезана Г.С. Усенко Александру Петровичу и правнучке Ухаловой Светлане Александровне за предоставленные информацию и фотографии.

Работа по обработке данных и поиску дополнительных сведений осуществлена сотрудниками научно-методического отдела Губкинского музея освоения Севера.

вернуться на главную

поиск ветерана

посмотреть всех

добавить ветерана

leave feedback

vernutsya na sayt muzeya

Проект Губкинского музея освоения Севера

Техническая поддержка: МКУ "ГЦИТ "Цитадель", г. Губкинский

2017 год