Teslya E.S. dlya lichnoy stranitsy

ТЕСЛЯ ЕФИМ СЕРГЕЕВИЧ

(__.__.1909 г.– 09.02.1942 г.)

Тесля Ефим Сергеевич родился в 1909 году в д. Холмеч Речицкого района Гомельской области. В апреле 1941 года был призван Речицким РВК Гомельской области на укрепление границ Советского государства. В самом начале войны, 27 июня 1941 года, попал в плен. Был отправлен в концентрационный лагерь на территории Австрии, где 9 февраля 1942 года умер от болезни. Похоронен в Австрии, в местечке Кайзерштайнбрух в 48 километрах восточнее Вены.
 
 
Елена Сикорская
 
Жизнь продолжается в памяти потомков.
 
Памятники, обелиски, 
сколько вас на большой земле. 
И под каждым обелиском 
ни судьба, ни две… 
(В. Козловский)*
 
Моей маме исполнился ровно 1 месяц в июне 1941, она была пятым ребенком в большой и дружной семье. До войны ее отец и мой дед Ефим Сергеевич Тесля заведовал небольшим сельским магазином в деревне Холмеч Речицкого района Гомельской области, разводил рыбу в пруду, который выкопал в конце своего огорода, потом одним из первых освоил трактор и стал лучшим трактористом в деревне. В общем, был настоящим главой и опорой семейства.
В апреле 1941 года его призвали на укрепление границ Советского государства. Он ушел, не дождавшись появления на свет своей будущей дочери. Последнее, 7 - е письмо-треугольник от деда пришло из Белостока (территория Польской Народной Республики) в конце июня этого же года. Он писал своей жене: «Войну встретили с лопатами и кирками в руках…» и просил назвать, если родится дочь - Раей. Больше от него не было никаких вестей.
Белоруссию немцы оккупировали в первые месяцы войны. В мамину родную деревню немцы пришли осенью 1941 года. Начались страшные и мучительные годы оккупации. В бабушкином доме были расквартированы два немецких офицера. А она с детьми и другими такими же женщинами поселилась в одном небольшом доме. Каждый житель деревни хотел помочь Советской Армии в борьбе с фашистами. Моя бабушка брала маленькую Раю на руки, мазала зеленкой, чтобы сказать немцам на КПП, что несет ребенка к доктору, и ходила с ней за тридцать километров в райцентр за донесениями для партизан…
18 ноября 1943-го войска Советской Армии освободили от немцев город Речицу и Речицкий район, но горе, пришедшее с войной в каждый дом, осталось. Остались разрушенные дома, изрытые снарядами нераспаханные поля, голодные дети и смертельно измученные войной женщины. Но в каждой из них теплилась надежда, что именно ее муж вернется живым. Верила и бабушка, хоть получила в 1944 году похоронку.
Мужчин в деревню вернулось немного. Мама вспоминает, что стоило ребятишкам только заметить далеко за околицей мужской силуэт, как они всей ватагой бежали ему навстречу и все изо всех сил кричали: «Папа! Папа!». Им казалось – если крикнешь громче всех, то этот далекий силуэт непременно окажется твоим папой…
В Белоруссии после войны повсюду был голод. Мама рассказывала, что им постоянно хотелось есть. Но надо было как-то жить дальше и растить детей. Женщины, что были сильней, впрягались вместо лошадей в плуг, а те, кто послабее, шли за плугом. После войны в деревню много раз приезжали работники службы опеки и предлагали забрать детей в детский дом, но бабушка даже разговаривать с ними об этом не хотела.
После войны, в 1945 году, бабушка получила повторное извещение из районного военкомата о том, что ее муж, красноармеец Тесля Ефим Сергеевич пропал без вести. Такие ответы не раз приходили в 60-е и в 70-е годы на неоднократные запросы мамы в Подольский военный архив Министерства обороны. Бабушка просила маму: «Райка, найди батьку, я бы корову продала, чтобы поехать к нему…». Но так и умерла, не получив никаких вестей о судьбе дедушки.
А мама продолжала верить, что найдет своего без вести пропавшего отца. И не напрасно. Первые сведения о нем удалось получить только в 2010 году, 65 лет спустя после окончания войны, когда в Интернете с рассекреченных военных архивов Вермахта появилась информация о военнопленных, содержащихся в концлагерях в 1941-1945 годах. И мы, внуки, в списках военнопленных нашли имя нашего деда – красноармейца Тесли Ефима Сергеевича, уроженца деревни ХолмечРечицкого района Гомельской. На сайте «Мемориал» удалось найти сканированную копию личной лагерной карточки деда, из которой стало ясно, что дед попал в плен 27 июня 1941 года и был отправлен в концентрационный лагерь на территории Австрии, где 9 февраля 1942 года умер от болезни.
Маме исполнилось ровно 70 лет, когда мы смогли попасть на могилу ее отца, которая находится в местечке Кайзерштайнбрух в 48-ми километрах восточнее Вены. Это территория бывшего Остмарка (так с марта 1938 года называлась Австрия, после оккупации нацистской Германией), где с сентября 1940 г. по декабрь 1944 г. был расположен концентрационный лагерь для военнопленных – шталаг XVII А. На территории Остмарка во время Второй мировой войны было два военных округа: XVII (Вена) и XVIII (Зальцбург). В XVII военном округе было расположено 4 шталага и офлага (офицерский лагерь) и лагерь для репатриантов, а в XVIII военном округе — 8 шталагов и офлагов и лагерь для интернирования иностранцев.
В шталаге XVII АКайзерштайнбрух больше всех было французских военнопленных. Советские военнопленные стали второй по численности группой пленных в этом лагере. С осени 43-го резко возросло число пленных итальянцев. Число узников постоянно росло. В феврале 1942 года их было 6220 человек, в июне того же года – 11 073, в январе 1943 года – 13 610, а в декабре 1944 года – 14 249.
Первые транспорты с советскими военнопленными начали прибывать в Остмарк осенью 1941 года. В их числе был и мой дед. От антисанитарных условий зимой в лагерях начались эпидемии сыпного и брюшного тифа. И к апрелю 1942 года основная масса военнопленных погибла.
Больше всего пленных погибало во время транспортировки. Их везли в открытых вагонах для скота. Голодные, исхудавшие, они не смогли выжить во время эпидемий тифа и туберкулеза и погибали в первые месяцы пребывания в шталаге. По воспоминаниям выживших, это был настоящий лагерь смерти, в котором все делалось для физического уничтожения пленных.
Сегодня на месте лагеря в память о более чем 10-ти тысячах погибших солдат из Франции, России, Англии, Америки, Бельгии, Югославии, Польши находится мемориальный комплекс – интернациональное кладбище узников концлагеря из десяти братских и трех индивидуальных могил. В одной из этих братских могил покоится и мой дед.
Мы с мамой привезли на могилу деда горсть родной земли и положили живые цветы... Трудно передать словами, что мы чувствовали в тот момент. Нахлынули такие эмоции! А в голове пронеслись все немногочисленные отрывочные воспоминания о родном человеке, которого мы знали только со слов бабушки. Пробыв на территории бывшего концлагеря чуть более часа, поняли, что не зря искали, надеялись и проделали этот путь длиною в 70 лет. Ведь жизнь наших дедов и отцов, погибших в той страшной войне, продолжается памятью, которую бережно хранят о них потомки.
 

*В. Козловский – мой отец и супруг моей мамы – Козловской Раисы Ефимовны, учительницы начальных классов школы № 6 города Губкинского.
 
 

Выражаем благодарность внучке Тесля Е.С. Сикорской Елене Викторовне за предоставленные информацию и фотографии.
 
Работа по обработке данных и поиску дополнительных сведений осуществлена сотрудниками научно-методического отдела Губкинского музея освоения Севера.
вернуться на главную

поиск ветерана

посмотреть всех

добавить ветерана

leave feedback

vernutsya na sayt muzeya

Проект Губкинского музея освоения Севера

Техническая поддержка: МКУ "ГЦИТ "Цитадель", г. Губкинский

2017 год